все новости

Быть или не быть Гонорару успеха в России?

17.09.2019г.

Но когда речь заходит о помощи защитника, линейная логика у многих россиян отказывает – они либо ищут адвоката не хорошего, а «подешевле», либо и вовсе отказываются от квалифицированной юридической помощи, надеясь, что как-нибудь отстоят свои интересы сами. Это «как-нибудь» зачастую выливается для них в самые негативные последствия… А все могло бы быть совсем не так, если бы в наш обиход прочно вошло такое понятие, как «гонорар успеха».

Немалая часть нашего общества до сих пор относится с неким подозрением к этому, относительно новому, явлению в российской юридической практике. Да и законотворцы уже без малого два десятилетия подряд так и не могут дать внятного ответа, хорош гонорар успеха или плох для клиента в частности, и стоит ли официально разрешить такую форму адвокатского вознаграждения в принципе. Так давайте же разберемся, что это «за зверь такой» - гонорар успеха, и как обстоят с ним дела во всем цивилизованном мире, а также в нашей стране?

Премия адвокату - дело добровольное

На сегодняшний день в России «премия за успех» адвокату вовсе не является исключением из правил, но и законодательно никак не закреплена. Многие непосвященные продолжают думать, что с помощью данного приема юристы просто пытаются сделать свои услуги еще более дорогостоящими. Но это абсолютно не соответствует действительности: ведь гонорар успеха выплачивается лишь тогда, когда достигнут положительный результат по делу, и размер такой премии заранее обозначается в договоре (причем лишь в том случае, когда доверитель в принципе согласен на подобную форму оплаты). Чаще всего эта форма адвокатского вознаграждения применяется в имущественных спорах, и может быть реализована в двух вариантах:

Вариант № 1: 3-5% от всей суммы финансовой выгоды, которую получает клиент, плюс оговоренный «основной» гонорар. Пример: женщина собирается взыскать задолженность по алиментам с отца своих детей в размере 500 000 руб. Она обращается в юридическую компанию, которая составляет с ней договор на оказание юридической помощи в размере, допустим, 20 000 руб. Но поскольку заявительница хочет быть уверена, что ее адвокат сделает все возможное и невозможное, чтобы призвать к ответу нерадивого алиментщика, то прописывает в договоре еще и 3% гонорара успеха своему защитнику. В случае, если для клиентки все закончится благополучно, и алименты будут взысканы, она выплатит удачно представившему ее интересы юристу еще 15 000 руб. «сверху» - за успех. Если же дело закончится ничем, то и адвокат ничего не получит, кроме той суммы, что причитается ему по договору. Таким образом, заявительница может быть уверена, что нанятый ею защитник буквально «будет рыть землю носом», чтобы заработать дополнительное вознаграждение.

Вариант № 2: юристы ведут дело абсолютно бесплатно, но, в случае благоприятного исхода, получают значительное вознаграждение - например, 50% от полученных с их помощью средств. Рассмотрим пример, уже приведенный выше: женщина, решившая взыскать алименты, во-первых, не уверена в исходе дела, а во-вторых, попросту не имеет необходимый суммы для того, чтобы оплатить даже основной гонорар адвокату. Именно тогда ее выручит «отложенный гонорар успеха». Рассказывает Ольга Полякова, кандидат юридических наук, Генеральный директор Юридического партнерства «Галакс»: «Да, наша компания может согласиться на полностью бесплатное ведение дела, но при этом мы пропишем в договоре, что в случае успеха мы получаем гонорар, в размере, например 50% от суммы выигранного. Вам кажется, что это много? Но и наши риски очень высоки - ведь, работая по этому делу, мы берем на себя все расходы: и уплату госпошлины, и экспертизы (в данном случае, вероятнее всего, ДНК-тесты), и услуги разных специалистов, и рассмотрение дела в разных городах, и командировочные, и проведение экспертизы и т.д., что всегда требует значительных расходов. По некоторым имущественным спорам могут набежать и вовсе заоблачные суммы – и миллион, и два миллиона рублей… Гарантий же, что эти вложения окупятся, нет никаких. В таких случаях мы работаем исключительно на свой страх и риск, в расчете на простую человеческую порядочность. Ведь сможем ли мы получить от клиента заранее оговоренный гонорар успеха – вопрос открытый. На данный момент в нашем законодательстве этот скользкий момент никак не отрегулирован, и если доверитель захочет «кинуть» помогавших ему юристов, то он это сделает, и призвать его к ответу будет весьма затруднительно».

Оба рассмотренных примера прозрачно свидетельствуют о том, что гонорар успеха выгоден, в первую очередь, клиенту, и даже становится настоящим спасением в тех случаях, когда у гражданина, нуждающегося в юридической помощи, нет на это средств. Но вся парадоксальность ситуации состоит в том, что сами юристы и адвокаты при работе по формуле «гонорар успеха», в нашей стране ничем и никем не защищены. Или все же есть варианты?

Можно ли пойти от обратного?

Анатолий Владимирович Фурсов, управляющий партнер Коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры» говорит о том, что в сложившейся на данный момент ситуации с гонораром успеха, юристу безопаснее всего выступать на стороне не истца по делу, а ответчика: «В таком случае все происходит проще: у клиента боль очевидная, деньги он может потерять здесь и сейчас, а мы представляем его интересы, выигрываем суд, и результат получаем тут же – по решению суда. В таком случае мы применяем гонорар успеха как формулу экономической выгоды, которую получит клиент по итогам рассмотрения дела. Например, недавно мы вели одно дело, когда предпринимателю были назначены штрафы в размере 2,5 млн. руб. Мы проанализировали материал, и пришли к выводу, что судебная перспектива есть и надо минимизировать финансовую ответственность клиента, и попытаться свести ее, при лучшем раскладе, к 100 тыс. руб., а то и вообще к нулю – чего в итоге и мы добились через суд. По соответствующей формуле был рассчитан размер нашего гонорара успеха. Таким образом, по факту разрешения спора клиент выплатил нам оговоренный гонорар, что является, по сути, его убытком в этой истории, но без нашего вмешательства он распрощался бы с существенно большей суммой в размере 2,5 млн. руб.!»

В таких вопросах, - отмечает Анатолий Фурсов, - ключевым фактором является грамотный предварительный анализ самого дела, и рассчет юридических перспектив, в том числе вероятность предъявления встречного иска, начисления штрафных санкций, проведения судебной экспертизы, вплоть до количества судебных заседаний. Кроме того, важно рассчитать сколько времени займет работа по этому делу: полгода, год и более. Потому что если дело очевидно выгодное, и клиент платежеспособный, то это некая гарантия того, что юриста не обманут «на выходе». Можно даже работать без первого платежа, но с очень хорошим вторым…. Если же есть сомнения, то будет обговорен некий первый предварительный платеж, в зависимости от всей суммы гонорара успеха: он может составлять 10-30% от всей суммы, и являться невозвратным. Но в любом случае, есть глубокая убежденность в том, что вне зависимости то наличия, или отсутствия гонорара успеха, и размеров финансовой выгоды для защитника, работа юриста обязана быть качественной и высокопрофессиональной при любом из вариантов оплаты его услуг.

Антон Абражевич, управляющий партнер Юридического партнерства Verdicto поясняет, что, гонорар успеха может быть также равномерно распределен по завершению каждого из этапов работы в рамках одного весьма продолжительного дела. «Например, - говорит он, - сейчас мы ведем дело, где выступаем на стороне истца, и взыскиваем крупную сумму. Сейчас, в соответствии с нашим первоначальным прогнозом, выяснилось, что должник «увел» деньги из компании по весьма хитрой схеме, оспаривать которую мы будем уже в рамках банкротства, дополнительно направив материалы для соответствующей оценки правоохранительными органами. Таким образом, мы понимаем, что процесс взыскания денег сильно затянется. А это очень емкие услуги, и долгосрочная процедура. Мы договорились с нашим доверителем о том, что наше вознаграждение будет выплачиваться частями на всем протяжении взыскания, при этом каждая из этих частей вознаграждения пропорционально вычитается из итогового размера вознаграждения. Но такой формат работы также возможен».

А о чем говорит нам опыт развитых стран, и в каких формах принят гонорар успеха в цивилизованном мире?

 Системы разные нужны, системы разные важны

В англосаксонской правой системе понятие «гонорар успеха» известно уже очень давно, и имеет свои отличительные особенности. Американские юристы повсеместно заключают с клиентами договор на обусловленную оплату, так называемый «no win, no fee». Согласно нему, доверитель вообще не обязан платить вознаграждение своему адвокату, если дело не выиграется в суде (заметим, что и респектабельные российские юридические компании также могут использовать такую форму договора, как рассказал нам адвокат Анатолий Фурсов). Но, в отличии от России, в США на такие соглашения значительных ограничений не существует, кроме тех, что прописаны Кодексом профессиональной ответственности юриста каждого американского штата. В большинстве случаев гонорар успеха применяется в США при рассмотрении гражданских дел, но его использование может быть ограниченов делах, касающихся семейного судопроизводства, и полностью исключено в уголовных процессах.

В Великобритании свои порядки: здесь принято понятие «условный гонорар адвокату» - contingent fees, который до 1990 года признавался в английском судопроизводстве незаконным. Но затем он был юридически закреплен отдельным законом, и прочно вошел в практику - сначала лишь в исках о возмещении личного ущерба, а затем и во многих других видах судебных тяжб. С 2013 года в английском судопроизводстве применяются нормы, согласно которым выигравшая сторона имеет право взыскать с проигравшей судебные издержки - однако гонорар успеха, или «условный гонорар адвокату» в данную категорию не входит. То есть премию адвокату, что вполне логично, выплачивает выигравший иск клиент.Кстати, именно в Великобритании сейчас наибольшее распространение получило финансирование судебных процессов (или – привлечение инвестора «извне»). По прогнозам специалистов, к этому способу покрытия судебных расходов российская законодательная система так же неизбежно придет - из-за высокой стоимости юридической помощи.

Романо-германская правовая система к гонорару успеха не столь лояльна, но на практике также используется повсеместно. Например, в Германии гонорар успеха, erfolgshonorare, формально запрещен, зато можно заключить соглашение о премии в случае выигрыша дела в суде, что практически равнозначно классическому гонорару успеха. Во Франции премия за выигранное дело идет лишь дополнительным бонусом защитнику к основной оплате – и эта практика также пытается прижиться на почве российского судопроизводства. Говоря проще, французская правовая система вполне легально рассматривает гонорар успеха как «уступку процента» адвокату от выигранной им суммы, что наиболее удобно и выгодно и для доверителя, и для защитника, представляющего его интересы. Эту рациональность давно уже признали даже ярые противники самого понятия «гонорар успеха». Но российские законотворцы, как обычно, все продолжают искать свой, особенный, путь.

 «Не созрели»? или почему Конституционный суд против

Хронология событий, связанных с попытками легализации гонорара успеха в России, терниста и извилиста, и потому приведем лишь основные вехи на этом пути. Первая серьезная нападка на данную систему адвокатского вознаграждения зафиксирована со стороны Высшего арбитражного суда РФ еще в 1999 году. Именно тогда было категорично заявлено, что исковые требования исполнителя о взыскании оплаты за юридические услуги, обусловленные выигрышем, однозначно удовлетворению не подлежать не могут, да же если договором были предусмотрены условия о «гонораре успеха». То есть еще в конце XX века впервые было официально заявлено, что российский адвокат не имеет права претендовать на дополнительную премию, даже если она была заранее прописана в договоре. В 2007 году Конституционный суд РФ полностью разделил и поддержал эту позицию (см. Постановление КС РФ от 23 января 2007 г. № 1-П). И затем вновь подтвердил свое неприятие «гонорара успеха» - уже в 2016 году - отказав одному из адвокатов в рассмотрении жалобы, касавшейся  взыскания задолженности с клиента за оказанные ему юридические услуги (речь шла именно об такой форме вознаграждения, как гонорар успеха). 

А вот позиция Высшего арбитражного суда  РФ отказалась куда более гибкой: в 2013 году данная инстанция вынесла решение, в котором по факту была подтверждена законность взыскания адвокатом с клиента гонорара успеха, и даже был определен размер этого гонорара (Определение ВАС РФ от 24 июня 2013 г. № ВАС-12252/11). На следующий год Президиум ВАС РФ в Постановлении от 4 февраля 2014 г. № 16291/10 пошел еще дальше: в деле ОАО «Аэропорт «Внуково» против ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта «Домодедово» он не только взыскал с проигравшей стороны судебные издержки, но даже и гонорар успеха. При этом подчеркнул допустимость соглашения о гонораре успеха, охарактеризовав его премией за услуги адвоката. В сухом остатке ВАС РФ еще не раз фактически признавал законность «премиальных адвокату», а вот Конституционный суд РФ так и остался непоколебим и по сей день. Его правовая позиция остается неизбежной: положительное судебное решение не может быть предметом гражданско-правового договора, главным образом потому, что ни российское гражданское общество ни правовая система еще «не созрели» для этого.

 Хочется надеяться, что в итоге высшие законодательные органы в России XXI века придут к заключению, которое еще в XIX веке сделал видный правовед и общественный деятель Константин Константинович Арсеньев: «Вознаграждение за труд определяется не только усилиями и временем, которых он стоил, но и результатами, к которым он привел. Размер его (адвокатского вознаграждения, - прим. ред.), определяется свободным соглашением в соответствии с важностью дела для тяжущегося, приписывающего выигрыш дела, по крайней мере отчасти, таланту и усердию своего защитника». И надо отметить, что позитивный исход в этом непростом вопросе все же в последнее время наметился.

Лед тронулся, господа присяжные заседатели?

В начале 2019 Госдума приняла в первом чтении масштабные поправки к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31.05.2002 N 63-ФЗ, которые члены адвокатского сообщества тут же метко окрестили «адвокатской реформой». Одно из главных положений этих поправок – легализация гонорара успеха, и признание правомерности того, что вознаграждение адвоката может быть поставлено в прямую зависимость от эффективности оказанной им помощи. Разработчики особо подчеркивают, что эта мера поможет получить квалифицированную юридическую помощь тем лицам, у которых на момент заключения соглашения с адвокатом не хватает денег для оплаты его услуг, а также повысит качество юридических услуг в целом.

Но, по оценкам профессионалов пока что все это – лишь красивые слова, не реализованные в какие-либо практические формы. Комментирует Ольга Полякова, кандидат юридических наук, Генеральный Директор юридического партнёрства «Галакс»: «Создается ощущение, что разработчики проекта даже не слышали о тех проблемах с гонораром успеха, с которым практики сталкиваются регулярно. Например, те хитрые схемы, которые стремятся «провернуть» некоторые ушлые клиенты, дабы не выплачивать защитнику его заслуженный гонорар. Например, доверитель должен адвокату за оказанные услуги 1 млн. руб., но не желает их платить. Тогда он нанимает второго адвоката, и предлагает «утрамбовать» сумму гонорара первому юристу до 100 тыс. руб., а второму заплатить за это 400 тыс.руб. Таким образом, нечистоплотный клиент «наваривает» 500 тысяч, да еще и отнимает честно заработанное у первого адвоката». Сейчас какая-либо система регулировки подобных ситуаций, как это сложилось в континентальной системе права, или в англо-саксонской, в России отсутствует, и в законопроекте нет даже намека на эти обстоятельства.  

 Резюме подводит Анатолий Владимирович Фурсов, управляющий партнер Коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры». Он отмечает, что поводов для ликования на данный момент явно недостаточно: «Действительно, - этот законопроект формально выводит гонорар успеха из «серой зоны», что выгодно всем: и клиентам, и их защитникам, и государству в целом. Но никаких реальных инструментов, которые действительно помогут соблюсти интересы юристов и адвокатов при получении честно заработанного гонорара, в проекте не прописано. На данный момент мы находимся в некоей ловушке: одной стороны – имеется договор, в котором оговорен гонорар успеха, и если клиент отказывается платить, то с этим договором можно пойти в суд, или пожаловаться в Адвокатскую палату. А с другой – совершенно неизвестно, как посмотрит на этот договор судья, или отреагирует Адвокатская палата. Можно вообще ни за что ни про что лишиться практики, и такие случаи уже бывали. Так что пока адвокатская реформа не будет доработана, о легитимности гонорара успеха в нашей стране говорить, увы и ах, к сожалению, рано».

http://podolsk.sminews.ru/news/18199

 

 

 

Источник:
Контакты
8 (495) 648-43-46

Москва, ул. Академика Королева, д. 13, подъезд 5

Москва, ул. Живописная 52, офис 33

info@galaxlaw.ru